greg_frost (greg_frost) wrote,
greg_frost
greg_frost

Глава 14 – Макабр

В центре квадратной комнаты, погруженной во мрак, на полу в позе лотоса сидел человек. Глаза его были закрыты, а руки лежали опущенные. Точнее, рука – ведь правой кисти у него не было: предплечье заканчивалось аккуратной, давно зажившей культей.

Комната едва освещалась пятью свечами, расставленными причудливым образом. В центре этих огоньков и сидел Макар Бесонов – менеджер по продажам, если верить бейджу, валяющемуся в куче книг и бумаг, разбросанных по всему помещению.

Огни восковых маяков, не колышимые ни единым ветром, ни зефиром, ни бореем, согревали раскрасневшиеся частицы, без которых природа становится нетерпеливой, и которые, нежась от удовольствия, помогали невидимому наблюдателю, присутствующему в комнате, читать заглавия книг, хаотично лежащих вокруг.

«Популярная каббала», «Звезды земли», «Фортунат и фортуна», «Големиада» (или «Как создать армию за 20 лет»), «Извлечение пятой субстанции», «Как заглянуть в бездну не выдав себя», «Аркхаракарат», «Семь зубов», «Демонисея» и еще несколько учебников по НЛП.

Помимо книг, на полу были разбросаны оккультные картинки, позволяющие, при должной сноровке, предсказывать будущее. Одна из них была очень похожа на самого обитателя комнаты и ее обстановку (рога и копыта не в счет). Для полного отождествления с картинкой, Макар был одет только в шерстяные трико, очевидно, сложив демонические крылья за спиной так, что их не было видно (если они вообще существовали).

Макар имел лицо одухотворенное, немного вытянутое по вертикали, с тонкими чертами, однако несколько бледное и бедное на детали. Не пытаясь скрыть следы навязчивой мысли, лимонным соком искривившей гримасу, он периодически открывал глаза, медленно осматривал комнату, останавливаясь взглядом на какой-нибудь незначительной мелочи, явно задумавшись о чем-то, а затем вновь опускал веки.

Давайте попробуем прочитать его мысли...

«Что она скрывает? Ведь я за нее заступился. Она думает, что я не знаю, но я все видел: луна, карты, кровь собаки – все подтверждает мои подозрения! Они говорят: дура, жалкое существо, но сами ничего не понимают, не улавливают разницу между спокойствием и смирением. Кто придумал океан? Не маленькие ли реки? Нет, не реки – наоборот! И зачем вообще кого-то защищать: сильным это не нужно, а слабым – не поможет. Но я все же спрошу, почему она молчит, когда все остальные говорят? А лучше не спрашивать, а выведать самому: она не заметит и птицы, севшей на нос, не то что – слежки!»

В его голове было так же жарко, как и в этой комнате: не дух, а духота. В углу стояла миска с костями, и человек с горячей головой, вновь подняв веки, посмотрел на нее. Кстати, а почему «веки»? Наверное, они должны на протяжении 100 лет стеснительно прятать глаза...

«А что скрывает эта чертова псина? Я даю ей кость, она уходит, уносит ее в зубах. Когда возвращается, я проверяю когти – грязи нет! Я проверяю зубы – царапин нет: она ест только мягкую пищу. Кровоподтеков, клочков оторванной шерсти и прочих следов побоев тоже нет, значит, кость у нее не отнимают! Так где же тогда скелет?»

В дверь тихонько заскребли. Кто-то вызывал странного человека на необычное рандеву. Он сидел и ждал, пока не просунут записку в щель. Когда этого не произошло, Макар медленно встал, пошатнувшись из-за отекших ног, и подошел к двери.

– Опять ты? Сколько можно нахлебничать? Ты все равно их не ешь! – крикнул он слабым, неуверенным голосом, совершенно не подходящим по интонации к ситуации. У него был голос паука, льстящего мухам.

В дверь заскребли еще сильнее. Макар, отдернув щеколду, впустил в комнату большого белого лабрадора, который, вихрем развеяв чад свечного дыма и копоти черных стен, в три шага прыгнул к миске, схватил кость и побежал обратно к выходу.

«Ну уж нет, на этот раз я все узнаю!» – подумал Макар, засуетившись, быстро одеваясь, схватив бинокль, нож и прочие необходимые вещи. Рассортировав инвентарь по привычным местам в глубоких карманах, он быстро выскочил в дыру комнаты – иллюминатора этого куба вне времени и пространства.

Он преследовал белую собаку, падая все глубже и глубже в бездну своих заблуждений.

Искра вспыхнула, распалив любопытство и систему зажигания. Макар хотел закурить, но не мог одновременно вести машину, переключать передачи и анестезировать нервную систему. Он ехал медленно, без ускорения, поэтому одной руки хватало.

Собака мелькала в лучах света, не обращая внимания на преследователя и направленные на нее прожекторы фар.

Наступала жаркая ночь августа. Лето, сдвинутое по фазе, удивляло своим поведением, и Макар не мог проветрить мысли целыми днями. Постоянная жара, давление, вечерние головные боли, рутиной болезни давили на хрупкий череп, который, не вдумываясь, пересылал эти импульсы ноге, а она в свою очередь давила на педаль газа, не отдавая себе отчет в том, куда и зачем едет ее хозяин.

Собака не останавливалась ни на секунду, уверенно направляясь вперед. Пару раз она резко сворачивала в переулок, но Макар, предугадывая ее поведение, вновь возвращался на маршрут.

Он чуть не потерял ее из вида позже, когда собака, пересекая парк, свернула в его бесконечные просторы, а он вынужден был бросить машину и преследовать ее уже пешком.

Мягким шагом тени, он шел за своим белым поводырем, слепо доверяясь его вкусу, который, косточкой в зубах, вел его по норе без крыши.

Наконец собака остановилась. Села и стала ждать. Через минуту из-за угла вышли два кота. Собака, не проявляя никаких признаков агрессии, положила кость перед ними. Коты, недолго думая, схватили подарок и скрылись.

Макар был шокирован и разочарован:

«Столько труда ради помощи ближним?! Она ничего не скрывает, вообще ничего: просто глупо отдает то, что ей не принадлежит, тем, кто ей безразличен. Ведь собаки должны преследовать котов – это их природа! А эта бесхребетная тварь просто переносит кости с места на место? Коты же не едят кости. А если они отдают их кому-то еще, другим собакам? Это все бессмысленно!»

Макар присел на выступ тротуара и начал разочарованно ковырять ножиком брусчатку. Эта часть парка была заброшенной и не много людей гуляли здесь. Пожалуй, даже ни одного.

Хотя нет, подождите, вот же один – сидит под фонарем, так же как и Макар, и что-то читает. Он подносит листы к лучу света по очереди, а прочитав, складывает в лежащий рядом чемодан.

Макар, обиженно покинув сенат своих мыслей, не достигнувших консенсуса и устроивших поножовщину, разрывающую голову на части, устремил свой бессмысленный и уставший взгляд на этого человека.

Читающий листы то улыбался, то задумывался, подносил их ближе к глазам и свету, щурился и поддерживал подбородок кулаком, неправильно сжатым (если таким кулаком ударить, то можно сломать большой палец). Иногда доставал карандаш из чемодана и правил что-то на страницах, но не много: так, слово или два, точку или запятую. Один раз засмеялся над своими же мыслями и что-то написал на обратной (чистой) стороне листа. Потом он сложил страницы в чемодан и закрыл его на кодовый замок!

«Что он скрывает?» – подумал Макар, медленно вставая, пряча нож в рукав и направляясь к читающему.

А я сидел жаркой ночью на холодном камне, думая, что надо бы сходить к шарлатану и попробовать вернуть деньги. Можно подкараулить его у палатки и припугнуть: я представил, как притворюсь загипнотизированным и буду с пустым взглядом настаивать на своем вознаграждении. Я поднял чемодан и встал, оглядываясь и отряхивая одежду.

Вдруг из темноты появился какой-то человек, подошел ко мне и спросил:

– Что у вас в чемодане, скажите, пожалуйста?

Я не сразу понял смысл вопроса: как-то это неожиданно.

– Извините, а вам-то какое дело? – вежливо ответил я, не очень удачно пытаясь скрыть досаду. Получался какой-то мягко-приторный диалог: один нелепый вопрос в ответ на другой.

– Просто спрашиваю, друг. Не надо скрывать, мне очень любопытно и я бы тоже хотел почитать то, что ты сейчас читал.

– Это личное – вам без пользы.

– О, я всегда мог извлечь хоть чуточку пользы из любой бумаги, поверь мне. Я столько всего прочитал – у тебя волосы дыбом встанут от одних только названий.

А парень-то – сумасшедший! Надо бы слинять, по возможности, без проблем...

– Иди, куда шел, – угрожающе сказал я, обдумывая, как же осуществлю эту угрозу, если блеф не подействует.

Незнакомец приблизился и попытался примирительно меня обнять...

Автор иллюстрации: Криогорий
Subscribe

  • Добро пожаловать на мой кенотаф!

    К сожалению, этот журнал мертв. Если хотите увидеть / услышать / прочитать что-нибудь новенькое, ищите меня в других злачных местах:…

  • Глава 25 – Semiromana

    Наверное, это был сон: я теперь почти не различаю... Во сне все немного медленнее происходит, как в кино... Меня окружали люди и ожидали, что я…

  • Глава 24 – Херес

    Официант зачем-то принес херес, хотя мы и не заказывали. Он долго стоял над душой и вот, услышав знакомое слово, удалился за нашим напитком. – Ересь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments